Чеширский Кысь
Воен света и бульдозер ярости.

«Золотое дело»


 

– Ник, ещё раз скажи, зачем мы это делаем?

– Золото, Билли, золото!

Да, золото. Это слово оказывало на меня воистину магический эффект, заставляя пускаться в самые немыслимые и бредовые авантюры. Залезать на полном ходу в поезд, перевозящий, как нам сказали приданое дочки богатея или врываться с одним кольтом и наглостью наперевес в самый надежный банк Додж-Сити. Хотя может даже не в слове дело. Интонация, с которой босс его произносил, заставляла рот расплываться глупой улыбкой, а глаза загораться азартным огнем. Только вот на одних словах далеко не уедешь. Я по-прежнему был гол как сокол и уже стал себя ловить на мысли, что лучше бы я остался на ранчо отца и занимался семейным делом. Хотя, пожалуй, все-таки нет.

Ах да, позвольте представиться, Билли Маккинли – добрый разбойник, грабитель и авантюрист, который вляпался в очередное «дело». Да именно так «дело». Это слово босс тоже произносил с особой интонацией, заставляющей открыв рот выслушивать очередную безумную идею.

На этот раз мы решили убить двух зайцев и ограбить поезд, везущий золото в тот проклятый банк Додж-Сити. Мы устроили засаду в перевалочном пункте – маленьком городке Лаббок, где поезд останавливался ровно на 10 минут, в пять минут первого часа ночи. Но не забываем, что мы опасные преступники, банда отвязных разбойников, чьи портреты развешены по всем столбам Канзаса и просто так заявиться в это тихое местечко мы не могли. Поэтому босс придумал нам маскировку…

– Ник, скажи, почему именно я играю миссис Бордик, а не Серхео? – Тихо прошипел я нашему главарю Быстрому Нику, на лице которого красовались пышные черные усы, скрывающие его наглую усмешку.

Наш великий вождь не стал мне выдавать своих коварных замыслов, зато отозвался другой участник всего этого балагана – Эд.

– Потому что рожа у тебя смазливая, Билли. – Он с самого начала моего «перевоплощения» пытался не ржать в голос, мерзавец. Ему-то повезло, он был «почтенным старцем» и мои по совместительству «мужем». У него тоже были усы, правда не такие пышные, как у Ника, а ещё борода и сверкающая лысина. На носу этого «юмориста» были круглые очки с толстыми линзами.

–Ты чего разгавкался, шакалий сын? Ты за собой следи, у тебя вон от очков зрение уже упало.- Огрызнулся я.

– Ща я тебя уроню… - «Обиделся» Эд и предпринял попытку подняться со стула, но Серхио молча усадил его на место.

– Чего сцепились, для дела же. – Голос мексиканца был тих и холоден как все льды Антарктиды. Этот парень вообще меня порой пугал. Нет, он был славный малый, как и вся моя банда, но какой-то слишком хмурной и вспыльчивый. Вы не знали страха, если не видели Серхио и его кольт в гневе. Ему, кстати вообще не пришлось маскироваться, так как он присоединился к нам недавно и в Канзасе раньше не светился. Его привел Эд. Он сказал, что раньше работал с ним в Мексике и был очень впечатлен. Ну что могу сказать, пока парень подавал большие надежды. Он подходил к «делу» серьезнее нас всех. Мне порой кажется, что даже серьезней Ника. Кстати Ник… это был босс, что говорится ниспосланный богом. Правда, за что тот его так ниспослал, я до сих пор не знаю. Он мог подстрелить в полете муху, объездить самого ретивого жеребца и украсть у шерифа его значок, пока тот обедал в самом шумном салуне города. Кроме того, он как никто умел подрывать нас на разного рода авантюры, ну да это я уже говорил.

– Так парни, я все узнал. Поезд будет по расписанию, охраны до смешного мало, так что даже пачкаться особо не придется. О, Билл, клево выглядишь! – А вот ещё один «остряк» Джесси или просто Проныра, как звали его мы с ребятами. Этот малый умел добыть любую информацию, даже самую секретную. Такой без проблем узнает, на каком боку любит спать английский король, что уж говорить про болтливых горожан, которых хлебом не корми – дай выложить свежие сплетни.

– Без тебя знаю. – Беззлобно огрызнулся я на нашего информатора, усаживающегося за стол, и с угрюмым видом уставился в пыльное окно. Мы сидели в местном салуне, время было ещё не позднее, так что народу тут было не много. Люди потянутся сюда, как стемнеет. Рабочие придут выпить и отдохнуть после тяжелого дня, местные бандиты засядут в каком-нибудь углу обговаривать свои делишки, появятся девочки опять же…

Кстати о девочках. В дверь вошла ещё одна участница нашего заговора. Да-да именно участница. В бандиты с большой дороги узкая тропинка грехов и желания легких денег приводит не только мужчин. Она была нашим секретным оружием. Эта проказа могла за считанные минуты обаять даже самого непробиваемого угрюмого упыря.

– Все, с охраной я договорилась, их НЕ будет к прибытию поезда на платформе. – Джил подмигнула нам и изящно приземлилась на последний свободный стул. Что и требовалось доказать. Конечно, в поезде будет и своя охрана, но это уже наша забота, главное - проскользнуть на платформу в укромное местечко до прибытия поезда. В этот знаменательный день там выставляют специальных бравых ребят. Они следили, чтобы посторонние не вертелись по близости и гоняли всех, кто смеет приблизиться. Конечно мы все понимали какими посулами наша соучастница сманила охранников с боевых постов, но уже давно не переживали за неё. Она также легко убедит их в неотложности своих дел и необходимости уйти, а если они не поймут, докажет это грубым способом.

– Умница, девочка. – Ник одобрительно улыбнулся в усы и заказал хозяину заведения нам всем выпивку.

Какая выпивка перед ответственным заданием? А вот такая, обычная, кто что любит, только немного, для храбрости и бодрости духа, как я всегда говорил.

– Ну что, леди и джентльмены, да прибудет с нами удача. – Со смешком произнес босс, на что леди и джентльмены отозвались радостными воплями и звоном кружек.

Я обозрел нашу компанию.

Джесси что-то увлеченно рассказывает Эду, тот кивает с умным видом, а сам пинает под столом Серхио и старается не засмеяться над «экспрессией» Проныры. Давай совладай с лицом, амиго. Я прыснул в кулак. Хотя я то знаю, что сам Эд выглядит точно также, а то и ещё комичнее, когда травит очередную байку про свои былые дела и похождения.

Мексиканец как всегда не возмутим, но видно, что тоже веселится, его выдают глаза. И исходит на нетерпение, конечно. Такой уж наш Серхио, не любит сидеть без дела, даже если это для дела.

Ник тем временем беседует с Джил явно на светские темы, а, может, обсуждают план её действий, после того как она отделается от охранников. Оба веселятся, Джил заливисто хохочет, болтая выставленной в проход ножкой. Которая, кстати, собрала уже все возможные в салуне мужские взгляды.

И, наконец, я. Со стороны я себя не видел, но думаю, что выглядел довольным и задумчивым одновременно. Я люблю себя задумчивого, девочки говорят, что это очень мне идет. Правда сейчас я в старомодной женской юбке и блузе с оборками, а на моей голове пышный парик и безвкусная шляпа, что, думаю, не добавляет мне шарма... Я снова помрачнел.

– Ник, ещё раз скажи, зачем мы это делаем?



@темы: тварчество, мы делили апельсин, много наших полегло, в плане общего бреда, Я пуговица. Я пуговица-красавица!, Я знаю многа букаф! Подпись: Аффтар, Иногда я пугаю, Вы все дураки и не лечитесь, одна я умная в белом пальто стою красивая